Эту книгу вы можете скачать одним файлом.

27 сентября

Здравствуй, разведчик амурского створа!

К сентябрю Шилка мелеет. Течение уже не такое бойкое, и местные шкиперы не любят Шилку в это время: медленнее идут буксиры, дольше разлука со Сретенском. Пароход «Байдуков», курсирующий по Шилке, подводит баржи к Покровке, и здесь, как эстафету, берут их на буксир благовещенские пароходы.

В давние времена в скалистом левобережье Шилки была выдолблена дорога. Во многих местах запущенная, она тянется более чем на сотню километров, огибает распадки, угрожает проезжим скинуть их в воду и снова то уводит в сторону, то выбегает на берег. Нелегко по ней доехать до того места, где Шилка встречается с Аргунью, и вместе они дружно дают начало сразу широкому и полноводному красавцу Амуру.

Покровка — первое село на Амуре, и если выйти, на высокий берег и посмотреть вдаль, можно увидеть сразу и Аргунь и Шилку, которые вместе с Амуром напоминают голубые ленты, завязанные здесь тройным узлом.

Вдали за островом, китайская деревня Алехахаде.

По внешнему виду она ничем не отличается от русских селений: домики деревянные, около них сараи или навесы, землянки-кухоньки, а на воде — лодки и небольшие плоты-салики.

В Покровке встречаешь катерок гидрологов, который неутомимо снует по Амуру, временами останавливается, чтобы замерить глубину или течение реки. Эти данные передаются заместителю начальника изыскательской партии гидрологу Владимиру Яцко. Вот он согнулся над столом, покрытым калькой, и тушью наносит какие-то цифры на русло нарисованного Амура. Это крупномасштабная карта. Она позволяет сделать те первые обобщения, которые в дальнейшем сыграют важную роль. Проектировщики гидроэлектростанции учтут эти данные, когда будут составлять проект и выбирать створ для строительства будущей плотины. Примечательно, что в самом начале Амура — уже изыскатели…

Детство мечтает о Дальнем Востоке,
Юность уходит на Дальний Восток,
Молодость дарит тайге новостройки,
Зрелость возводит степной городок…

Вспомню, как сумерки встретил на Шилке,
Вспомню еще пограничный закат:
Красный и желтый, он был, как нашивки,
Те, что носил за раненья солдат.

Вечер припомнится залитый лунью,
Домик гидрологов на берегу.
Там, где Амур, там, где Шилка с Аргунью
Вместе рисуются буквою У.

Что это значит? Быть может, уменье,
Удаль, упорство, уверенность, ум
Лучших людей моего поколенья,
Полных дерзанья и творческих дум.

В самом начале Амура, в Покровке,
Как следопыты великой реки,
Жили ребята особой покройки,
Жили геологи-буровики.

Здравствуй разведчик амурского створа,
В коже, в резине, в спецовке сырой, —
Все же приятно подумать, что скоро
Всюду услышат: Амургидрострой!

Как хорошо и как сладко, наверно,
Если ты скальной основы достиг,
Выбурил первые столбики керна,
Выполнил первый анализ на сдвиг.

Детство мечтало о Дальнем Востоке,
Юность спешила на Дальний Восток,
Молодость — трудные, сжатые сроки,
Зрелости — дать электрический ток.

28 сентября

В крупном амурском селе Игнашино старики расскажут любопытные истории о прошлом своего края, дадут объяснение тем или иным словам, непременно подарят какую-нибудь легенду или быль, и перед вами приоткроются двери в прошлое…

На берегах Амура, там, где ночью зажигаются огни, эти добрые друзья идущих пароходов, нередко можно увидеть одинокие избушки, в которых и проживают амурские бакенщики.

Какой-нибудь дядя Вася или дедушка Федя вспомнит, как в давние времена амурские казаки изыскивали различные способы подхода к диким зверям. Однажды один казак убил косулю-самца, которого в простонародье называли гураном. Шкуру зверя ом надел на себя и вышел на охоту. Долгое время охота была удачной, и местные жители удивлялись и завидовали его везенью. И вот другой охотник, выйдя на сопки, заметил в кустах гурана. Охотник убил зверя, а когда подошел — оказалось, что это человек…

— С тех пор и называют старожилов «гуранами», — скажет дедушка Федя и тут же выложит другую историю: — Было это, дай бог памяти, еще при царе…

И вы узнаете, что за Амуром в некие времена у одного игнашинского казака умерла мать. Стал казак рыть могилу и нашел крупные слитки золота Весть об этом быстро разнеслась по округе, и сюда толпами двинулись тысячи людей. Так и стали называть эти места — «Игнашинская Калифорния». Русские и китайцы селились на речушках за Амуром, и была здесь учреждена республика золотоискателей. Говорят, даже свой президент был. Граждане республики платили налоги местным властям, подчинялись выработанным законам. Одни крепко богатели, другие — разорялись. Три года просуществовала республика, а затем распалась.

29 сентября

Кончилась пленка…

Мы уже на территории Амурской области. Начался Дальний Восток — легендарный, все еще мало изведанный край. «Край» — в полном смысле этого слова: край страны.

Только когда попадаешь сюда, начинаешь понимать, почему назвали этот край Дальним. Все время ощущаешь, как далеко ты от Москвы, оттого, что зовем мы Центром. И это не потому, что жизнь здесь другая, какая-нибудь «окраинная», «захолустная». Нет, жизнь здесь вполне «центральная». Ощущение, дали чисто физическое. Это можно понять, когда начинаешь мерить расстояние не километрами, а часами. Вот мы уже отъехали от Москвы на шесть часов вперед. У нас шесть часов утра, а в Москве двенадцать ночи. Бьют куранты Кремлевской башни… Пять минут назад у нас уже было 29 сентября, а в Москве все еще 28. Ломакин ночью звонил по телефону в Москву и, радуясь хорошей слышимости, говорил «со вчерашним днем».

Нам кажется, что мы уехали в завтра.

Впрочем, мы уехали в завтра не только потому, что раньше, чем дома срываем листки календаря, по-прежнему висящего у нас в машине. Нет, мы приехали в завтрашний день родины. Спросите у энергетиков, где «завтра» советской энергетики, — они ответят «на Дальнем Востоке»; у геологов — где мы будем черпать завтра богатства наших недр, — «на Дальнем Востоке».

Сегодня этот огромный район «страны еще сравнительно мало населен. Но молодежь — строители завтрашнего дня, завтрашние инженеры, завтрашние ученые — уже устремилась сюда.

Сегодня этот удивительный по своему разнообразию край еще мало изучен. Но уже ясно, как он богат. Недаром местные жители называют свою землю «золотой».

— У нас земля всякого золота, — говорят они, — не только обыкновенного, золотого золота, но и черного — угля, и жидкого — нефти, и зеленого — леса, и даже мягкого — меха. И еще есть у нас живое золото — рыба.

Все эти ресурсы края сейчас быстро изучаются и осваиваются. И, верно, наступит время, когда первое, настоящее золото померкнет перед этими богатствами.

Но уже сегодня Советский Дальний Восток быстро растет как мощный индустриально-колхозный район. Здесь развивается комплексное хозяйство: угольная и нефтяная промышленность; черная и цветная металлургия; химическая, машиностроительная промышленность, лесная, рыбная; производство строительных материалов; сельское хозяйство.

Да, «край страны». Но «край» этот — не кромка земли у океана, а полоса более трех миллионов квадратных километров, одна восьмая площади СССР, больше чем пять Франций. И хотя уже, говорят, «виден конец» нашего путешествия, все же до Владивостока еще много дней. В содружестве с Амуром мы пока держим путь на Благовещенск.


← Предыдущая страницаоглавлениеСледующая страница →




Случайное фото:
Средняя цена «Победы» сегодня
354 000 руб.
(количество предложений: 11)
gaz20.spb.ru — победитель конкурса «Золотой сайт»