Эту книгу вы можете скачать одним файлом.

28 августа

О, город-пристань молодых
Друзей сибиряков.
Прообраз будущих, иных
Сибирских городов!

Строительство гидроэлектростанции напоминает человеческую жизнь, но здесь возмужание исчисляется не годами, а месяцами.

Новорожденного нянчат в пеленках омет и проектов. В детстве шьют арматурные одежды в рост. В отрочестве обучают и проводят испытания по гидротехнике. В юности дают работу, запуская первые агрегаты и примерно на десятом месяце жизни, когда наступает зрелость гидротехнического сооружения, ему доверяют вырабатывать всю запроектированную мощность.

Мы приехали на Иркутскую ГЭС в тот период, когда уже завершились отроческие испытания по перекрытию Ангары (это было 10 июля) и через несколько месяцев сооружение должно было вступить в пору юности: в декабре, согласно графику пусковых работ, Иркутская гидроэлектростанция даст первый промышленный ток!

Все строящиеся гидроэлектростанции внешне очень похожи одна на другую. Но стоит вглядеться попристальней, как убеждаешься, что у каждой из них свой пейзаж, свои характерные особенности, свое творческое решение.

Иркутская ГЭС.

Начать хотя бы с того, что на Иркутской ГЭС бетонных работ в два с половиной раза меньше, чем на Днепрогэсе, хотя по мощности обе эти станции примерно равны.

Почему меньше? Потому что Иркутская ГЭС (как тут не удивиться!) не будет иметь, например, водосливной плотины. Дело в том, что эта гидроэлектростанция совмещенного типа. Здание ГЭС — сложное комплексное сооружение, где, помимо машинного отделения, будет еще и водосброс. При необходимости массивные щиты в здании ГЭС будут открываться и сбрасывать излишнюю воду.

Да, все строящиеся гидростанции сестры одной матери — шестой пятилетки, но они непохожие сестры, и если одна уже применяет, как шляпу, крышу здания ГЭС, то другая подыскивает материал для лент будущих перемычек.

Как бы там ни было, каждая то и дело заглядывает в зеркало своей реки, словно проверяет, хорошо ли идет дело и хорошеет ли она сама…

29 августа

Летописцы этой большой стройки когда-нибудь подробно расскажут, в каких муках проходил подготовительный период и как заставили Ангару пойти по другому руслу. Сначала намечали отсыпать перемычку к 15 мая. Потом назначались еще три срока. Строители нервничали. На партийных собраниях долгое время держалась такая повестка дня: причины срыва графиков, затопление котлована, перекрытие Ангары. Когда, наконец, это произойдет? Начальник монтажного отдела управления Кизярский вступал в острую полемику с начальником строительства Бочкиным. Выяснилось, что в пусковой схеме есть недостатки, что брус и землю в котловане укладывают только днем, а ночью строители простаивают…

Но все это позади. Главное свершилось. Коротко покорение Ангары проходило так.

И когда перекрыли Ангару,
улыбнулась радуга.

Со стороны Островной плотины и острова Смажихи навстречу друг другу водители самосвалов отсыпали банкет. В это время с наплавного моста в Ангару сбрасывались массивные бетонные кубы. 10 июля в 7 часов утра бульдозерист Герасимов засыпал на перемычке последние щели между бетонными кубами и камнями, сброшенными в Ангару, и укрощенная река навсегда распрощалась с привычной дорожкой. Она стремительно понеслась по новому руслу через котлован и здание ГЭС, через те сооружения, которые мы не видим сегодня с эстакады: спиральные камеры, насосные установки в патернах, затворы верхнего и нижнего бьефов…

Осуществляемое с трех сторон наступление продолжалось двадцать восемь часов, и когда реку пересекла стосорокаметровая гряда, издали похожая на золотую ленточку, когда тысячи людей собрались у перемычки, чтобы собственными глазами посмотреть на побежденную Ангару — начался митинг.

Сегодня мне рассказывали, что на перемычке остановился двадцатипятитонный самосвал и, поднимаясь на него, как на трибуну, строители подводили итоги и брали новые обязательства.

Почему-то мне вспомнился Урал, талицкие хоры… Вспомнились песни и пляски на автомобильной сцене. Кантата «Цвети, наша Родина»…

И в какую-то минуту показалось, что музыка продолжается. Я иду через мост бетоноукладочной эстакады, прохожу под арками портально-стрелочных кранов и с интересом слушаю утреннюю музыку большой стройки. Кажется, дирижируют портальные стрелы, и на черных линеечках арматуры можно прочесть колючие нотные знаки электросварки.

Это претворяются в жизнь те самые «новые обязательства», которые строители взяли на себя 10 июля 1956 года.

Механик кранового участка Николай Губарев рассказал мне, как недавно устанавливали мостовые краны машинного зала. На эту операцию потребовалось бы не менее двух месяцев, если бы экскаваторщики не проявили замечательную инициативу. Краны были собраны на монтажной площадке заранее, и затем детали, по сорок пять тонн каждая, были подняты на восемнадцатиметровую высоту. Не без риска большой шагающий экскаватор, сменив ковш на крюк, взялся за непривычную для него работу. Но эксперимент удался, и монтаж тяжеловесов начался чуть ли не за месяц раньше, чем это предполагалось по графику.

Николай Губарев находит еще один пример «выхода из положения»:

— Обратите внимание на наши эстакады. Между ними имеется «мертвая зона», так что портальные краны не в состоянии были бы обслужить это расстояние, если бы…

Я стараюсь понять, что там происходит.

Две эстакады. Одна на верхнем, другая на нижнем бьефе. На каждой эстакаде по четыре портально-стрелочных крана. Десять метров — это «мертвая зона». Что происходит? Краны с двух сторон цепляют мост. Одновременно поднимают. Одновременно передвигают то вправо, то влево. Какая четкая, слаженная работа! Оба крана должны «шевелиться» с одинаковой скоростью…

Вспоминается двадцатипятитонный самосвал, ставший трибуной, и люди, дающие обязательства.

Да и сама бетоновозная эстакада похожа на огромную трибуну, над которой незавершенная стройка самокритично и в то же время красноречиво ораторствует.

Уже многое сказано, но речь еще не окончена.

Эта речь складывается не из отдельных слов-деталей, а из крупных монтажных предложений, которые в общем объеме составят первую главу в эпосе Ангарского гидроэнергетического каскада.

30 августа

Речь идет о нашем поколенье,
О тебе, товарищ молодой,
О твоем особенном уменье
Заводить беседы с Ангарой.

Подъезжая к берегам песчаным,
Там, где стройку видно по всему,
Я учусь повиноваться планам,
Главному уменью твоему.

Ты любил смекалку и догадку,
Поезда любил, а не перрон,
И не дом готовый, а палатку,
Не цветок раскрытый, а бутон.

Это все вначале! Все свершится!
Потому и хочешь заполнять
Каждый день, как чистую страницу,
Каждой год — как общую тетрадь.

Хорошо найти свои истоки
И со стройкой слиться насовсем.
Ведь ручьи, как избранные строки,
Глубже, чем моря иных поэм.

Мне не надо моря-океана,
Я хочу истоком быть, ручьем,
Чтоб струилась бодрость постоянно,
Чтоб любая трудность — нипочем!

Быть хочу рабочею волною,
Кинуться в напористый поток,
Чтоб моим усильем, значит — мною,
Был рожден высоковольтный ток.

Будет краткий митинг накануне,
От души народ поздравит нас,
И так звонко скажут на трибуне,
Дескать, все начнется вот сейчас…

О гигант плечистый! Руки пуска,
Голубые жилки-провода,
И под ними митинг, вроде пульса,
Жарко всколыхнется, как всегда!

И, выходит, так оно и надо,
Чтобы под усталое «ура»
Первою плотиною каскада
Подпоясывалась Ангара.

31 августа

Был литературный вечер. Один товарищ спросил у меня:

— Скажите, а какая область вам понравилась больше всего?

Этот несколько наивный, неожиданный вопрос заставил задуматься, и, конечно, не потому, что в гостях принято хвалить хозяев, я сказал, что Иркутская область понравилась мне больше всего.

Не на этой ли земле вы можете найти решительно вое особенности и достопримечательности, какие имеются в соседних областях Сибири?

Реальные контуры гидроэлектростанции, какой мы восхищались в Новосибирске, можно сегодня увидеть под Иркутском.

Строительство самой мощной в мире ГЭС на Енисее как бы перекликается с проектами и подготовительными работами Братска.

Самобытный Енисей, с его высоченными берегами, ничуть не заслоняет изумительной красоты Ангары, живописная скалистость которой оставляет неизгладимое впечатление.

А уголь? Как и в Кемеровской области, здесь можно увидеть и экскаваторы «ЭШ-20-65», и крупные вскрышные разрезы.

Если вас интересуют проблемы электрификации железной дороги, так же, как в Новосибирске, вы можете воспользоваться «электричкой» и, например, от Иркутска быстро добраться в прибайкальский городок Слюдянка.

Как и в Омске, под Иркутском строится нефтеперерабатывающий завод.

А взять Ангарск! В какой тайге есть еще такой город? Словом, Прибайкалье — это настоящий собирательный образ новой, строящейся Сибири, которую советские годы-разведчики словно бы заново открывают, как страну сказочных природных богатств.

Эти богатства сейчас широко осваиваются. Но можно заметить большую разницу между концентрацией техники и фронтом работ в одной области, по сравнению с другой. В этом смысле мне показалось, что Иркутская область не имеет себе равной среди сибирских областей-соседок.


← Предыдущая страницаоглавлениеСледующая страница →




Случайное фото:
Средняя цена «Победы» сегодня
354 000 руб.
(количество предложений: 11)
gaz20.spb.ru — победитель конкурса «Золотой сайт»