Эту книгу вы можете скачать одним файлом.

5 мая

При въезде во Владимир нас встречает придорожный щит, на котором имя города написано славянским шрифтом. Каждая буква выложена светящимися кружками.


Река Клязьма. Левитановские места.

Вдалеке, на высоком берегу Клязьмы, виднеются белокаменные стены древних соборов. Выделяются пятиглавая колокольня Успенского и высокий шпиль Дмитриевского, Оба эти собора построены в начале XII века.

Стены Успенского собора украшены каменной резьбой, внутри сохранились фрески и росписи работы Андрея Рублева.

Город был основан князем Владимиром Мономахом, как военная крепость. Сохранились остатки земляных валов, белокаменные Золотые ворота, украшенные бойницами и башнями.

Останавливаемся у Золотых ворот простоявших вот уже восемьсот лет. Владимир был одним из самых красивых и самых богатых городов древней Руси. Но после татарского разгрома он теряет свое политическое значение и долгие века остается мелким провинциальным городом, населенным чиновниками-мещанами и мелким купечеством. В городе почти не было промышленности. «Почти», так как в 1898 году во Владимире насчитывалось 29 промышленных заведений, на которых работало 274 человека. Самым «крупным» предприятием был свечной завод. В XIX веке тротуары были только на центральной улице Владимира, а освещали город двести пятнадцать керосиновых уличных фонарей. (Как тут не вспомнить наши вчерашние встречи в поселке Энергетик!) Впрочем, некоторое промышленное значение имели богатые фруктовые сады — владимирская вишня. Кто ее не знает!

Мне хочется привести цитату из воспоминаний писателя-владимирца Н. Н. Златовратского: «…лишенный всякого промышленного значения, он (Владимир) мог гордиться только своими историческими древностями… да вишневыми садами».

Как же изменился Владимир за сорок советских лет? Это город новых улиц, многоэтажных рабочих поселков, троллейбусных и автобусных линий, город с десятками школ, техникумов и пединститутов. Электричество и асфальт.


Владимир. Золотые ворота.

Современный Владимир — крупный промышленный, индустриальный центр. Завод автоприборов, химический завод, «Электроприбор» и построенный в годы Отечественной войны тракторный завод. Да, Владимир и Владимирская область знамениты теперь не только владимирской вишней! Владимирские тепловозы осваиваются сейчас в Муроме! Малогабаритные, но с большим экраном телевизоры «Рекорд» выпускает радиозавод города Александрова, новые колесно-дизельные тракторы «ДТ-24-2» дает Владимирский тракторный завод, а на Ковровском экскаваторном создали замечательную машину — гусеничный кран «Э-505». Грузоподъемность этого крана — десять тонн.

Производят владимирцы и более «легкие», но не менее заманчивые изделия. Александровский завод «Искождеталь», например, изготавливает искусственный каракуль. Он отлично носится и по внешнему виду мало чем отличается от настоящего. Манто из искусственного каракуля стоит не более восьмисот рублей! А на Гусевском заводе выпускают нежные, полупрозрачные ткани из стеклянного волокна. По красоте и прочности они, пожалуй, не уступят отличным натуральным шелкам Киржачского шелкового комбината. А кто не знает шкатулки работы мастеров Мстеры!

У нас в машине сломалась электрозажигалка-прикуриватель. Думали, приедем в Горький, на родину нашего вездехода, там и достанем новую. Но совершенно неожиданно на владимирском заводе «Электроприбор» после нашего выступления в цехах нам подарили сразу три таких зажигалки. Заводские девушки записали в «Бортовом журнале»: «От имени цеха № 5 дарим путешественникам изделие своего завода ПТ 3-4». Оказывается, эта драгоценная для курильщика вещица выпускается во Владимире и отсюда транспортируется на автозавод. А ведь целесообразнее было бы электрооборудование для автомашин выпускать в самом Горьком…

Изделия Владимира, Киржача, Мстеры, Гусь-Хрустального… Мы пользуемся многими нужными, красивыми вещами, порой не подозревая, что изготовлены они на Владимирщине. «Хороший у нас трудовой народ». Эти слова о гусевских хрустальщиках принадлежат Максиму Горькому. Они звучат как присказка. А сказка, настоящая сказка — впереди. Завтра (рабочие Гусь-Хрустального отмечают двухсотлетний юбилей своего завода.

7 мая

Сегодня ночью с нами случилось происшествие.

В Москве мы договорились, что при всех обстоятельствах один из нас должен спать в машине. Для этого знатоки-автотуристы специально переконструировали переднее сиденье, которое отодвигалось вперед, затем спинка отваливалась, и получалось великолепное ложе. Оставалось сунуть под голову подушку-думочку с буквами М — В (Москва — Владивосток) и уснуть крепким сном.

На ночь включалась сигнализация. Под бампером находился тайный выключатель. Стоило его нажать, как «система» приходила в действие. Теперь уже никто не сможет бесшумно забраться в машину. Если вы злоумышленник и вам удалось открыть дверцы, моментально заговорит непрерывный гудок, который ошеломит вас и повергнет в бегство.

Итак, один спал в машине (на этот раз Ломакин), а двое — на втором этаже гостиницы «Клязьма», из окна которой можно было увидеть нашу «М-72».

Утомленные вчерашним выступлением и хлопотами на заводе «Электроприбор», посещением школы и поисками горючего, мы дружно уснули. И вдруг…

Я вскочил как ужаленный. Я отчетливо слышал безостановочный жалобный баритон своей машины. Я закричал через форточку: «Ломакин! Ломакин!» Никто не отзывался. Тихомиров стал заряжать мелкокалиберную винтовку, а я схватил карабин, и мы босиком помчались по коридорам гостиницы — выручать Ломакина.

В нашем воображении рисовались страшные картины. «Система» сигнализации сработала. Это значит: Дверь взломана, Ломакин, очевидно, оглушен или убит, киноаппараты, чемоданы и магнитофон похищены… Все пропало! Пропало — черт с ним. Только бы Ломакин остался в живых.

Под рев гудка мы побежали к автомашине, и наше волнение усилилось: в окне мы увидели Ломакина, он лежал пластом. Убит! Но дверцы машины закрыты. Видимо, бандиты захлопнули их. Мы так растерялись, что не могли сразу сообразить, что произошло.

И вдруг Ломакин зашевелился. Слава богу! Он скинул ногу с блестящего сигнального кружка на руле, приподнялся и, как ни в чем не бывало, спросил:

— Что случилось?

Он и не подозревал, что несколько минут ногой сигналил нам и всей гостинице. В окнах уже торчали сонные любопытные физиономии. Все ругали ни в чем не повинного Ломакина. Мы стали думать, как сделать, чтобы это не повторилось.

— Машина крепко загружена, надо на ночь выносить вещи.

— Вообще много лишнего. Например, надувные матрацы.

— Лишние? Сегодня не нужны — завтра пригодятся.

— Не в этом дело… слишком много у нас механизации…

И Ломакин предложил вообще ликвидировать гудок. Он ссылался на то, что вся Москва недавно перешла на бесшумное автомобильное движение. А поскольку мы москвичи, наша задача нести новинки столичной жизни в гущу масс.

— Хорошо, — сказал я. — Днем гудком можно не пользоваться и пропагандировать этот крик, вернее гудок моды, но на ночь систему сигнализации все же надо включать.

— Пожалуйста. Только я за свои ноги не отвечаю.

Уже во Владимире выбыл из строя магнитофон конструкции Володи Худякова. На заводе «Электроприбор» мы отдали свой злосчастный звукозаписывающий агрегат владимирскому конструктору Марату. Он сконструировал какой-то новый беспроволочный телефон и при нас говорил своему другу, который находился на другом конце города:

— Алло! Магнитофончик — дрянь. Но исправить можно…

10 мая

Во владимирских газетах опубликовали наши материалы, и теперь мы могли двинуться дальше.

Едем в Горький. По дороге останавливаемся в селе Неверкове и ночуем у Андрея Матвеевича Черноброва.

— В колхозе у нас шесть доярок, седьмая доярка — я.

Эту фразу Андрей Матвеевич произнес с юмором. Так обычно говорит человек, который хочет подчеркнуть, что, несмотря на видимую комичность создавшегося положения, он вполне доволен. Видели бы вы, с каким усердием Андрей Матвеевич доит закрепленных за ним коров Чернавку, Красульку, Невянку!..

Как-то само собой получилось, что скотник-пастух стал колхозным дояром. В конце прошлого года закрепили за Чернобровом восемнадцать нетелей. За ними он и ухаживал несколько месяцев: поил, кормил, чистил их, в стойле убирал, все делал. И так привязался, что, когда Чернавка отелилась, сказал председателю:

— Закрепляй за мной, и я доить буду.

И стал Андрей Матвеевич Чернобров колхозным дояром.

— Работу он любит, даже от своей коровы жену гонит, сам доить хочет… — говорят деревенские.

Трудную жизнь прошел колхозник Чернобров. Его родители еще в 1919 году вступили в коммуну. В двенадцать лет юный коммунар уже ходил на сенокос. Ему было трудней, чем другим: в малолетстве он потерял глаз. Когда началась Отечественная война, Андрей Матвеевич твердо решил: поеду ка фронт, стану артиллеристом. Но врачи не соглашались. Чернобров в те дни прошел десятки кабинетов и комиссий. Он Добивался права воевать так же упорно, как Маресьев — права летать.

И Чернобров стал артиллеристом.

Начал с Курской дуги и закончил войну в Берлине. Летом сорок пятого года он вернулся в Неверково и стал одним из лучших животноводов Камешковского района, Владимирской области. Совсем недавно родился у него сын, Колька.

— Наследник. Потомственный животновод. Инженером будет. А как же? Электродойка! Верно, Коль?..

Будущему животноводу колхоз преподнес приданое: комплект для новорожденного.

11 мая

Впечатлений много и выбрать главное — трудно, тем не менее постараюсь рассказать о самом значительном.

Город Ковров раскинулся в живописном месте на реке Клязьме. Здесь родился первый советский экскаватор. Это было в апреле 1931 года. В то время в цехах ковровских железнодорожных мастерских ремонтировались землеройные машины иностранных марок. После XVI съезда партии, который поставил задачу «решительного высвобождения промышленности и народного хозяйства от иностранной зависимости», ковровцы приступили к строительству отечественного экскаватора. Он успешно прошел испытания и стал появляться на стройках страны. И на Волго-Доне, и на строительстве Сталинградской ГЭС мы привыкли наряду с шагающими «Уральцами» видеть скромных и трудолюбивых «Ковровцев». От «Ковровца» № 1 до дизель-электрического экскаватора «Э-509», детища шестой пятилетки, завод прошел славный путь нелегких творческих исканий. За последнее время на заводе создан экскаватор на пневмоколесном ходу, экскаватор-кран для монтажных работ, экскаватор для работ в заболоченных местах.

Любопытна история «Ковровца» № 1, на котором двадцать три года проработал экскаваторщик А. Николаев. Еще в 1933 году он работал на стройке Беломорканала. Николаев получил одну из самых первых машин ковровского завода, с которой долгие годы не расставался. За четверть века «Ковровец», управляемый Николаевым, вынул и перенес более трех миллионов кубометров земли. Сложить бы всю эту землю в пирамиду, так она бы в три раза превысила любое высотное здание в Москве. «Ковровец» Николаева работал и на севере, близ Мурманска, и на юге, на Балхашстрое, и в карьерах Казанской железной дороги.

После XX съезда КПСС завод получил задание выпустить за пять лет значительно больше экскаваторов и запасных частей, чем это было в четвертой и пятой пятилетках, вместе взятых. Эту задачу ковровчане решили выполнить, не увеличивая числа рабочих, своими силами — за счет использования внутренних резервов и дальнейшего технического прогресса. Так, например, токарь Дмитрий Мартынов применил минерально-керамические резцы. Обладая большой стойкостью, эти резцы позволили повысить скорость резания в шесть раз.

Множество экскаваторов Коюровакого завода ныне направляется в страны народной демократии, в Индию, в Финляндию. Продукция старейшего экскаваторного завода нашей страны завоевывает уважение и популярность далеко за пределами такого скромного городка, как Ковров.

Мы видели первый серийный дизель-электрический экскаватор. Дизель-электрический привод позволил резко сократить количество деталей, что и уменьшило вес машины. Далеко позади остался «Ковровец» № 1, громоздкий и тяжелый, весящий семьдесят пять тонн. По мысли конструкторов того времени, металл должен был обеспечить прочность и долговечность экскаватора. Дизель-электрический экскаватор «Э-509» производит впечатление внушительное, и в то же время он какой-то ажурный, изящный. Эта машина с дизель-электрической силовой установкой и более экономичным двигателем — коллективное творчество инженеров и рядовых рабочих завода…


← Предыдущая страницаоглавлениеСледующая страница →




Случайное фото:
Средняя цена «Победы» сегодня
354 000 руб.
(количество предложений: 11)
gaz20.spb.ru — победитель конкурса «Золотой сайт»